О первых дамах Одессы, их личностях, нравах и отношении к нашему городу

Одесские градоначальники и губернаторы, роль которых в развитии Одессы очень велика, — очень уважаемый одесситами. Однако их личная жизнь является не такой уж обсуждаемой темой, хотя каждая из их жён определяла многое в судьбе каждого одесского исторического деятеля. 

И именно об этих женщинах, с ссылкой на odessa-life.od.ua, пойдёт речь в нашем материале на odessitka.

Некоторые из этих женщин были практически влюблены в наш город, другие старались здесь не задерживаться, однако, как бы там ни было, умышленно или нет, они влияли на многое, что входило в род занятий их мужей.

О Елизавете Ланжерон

Александра Ланжерона в Одессе все знают и очень уважают. Он был французским эмигрантом, военачальником, Новороссийским генерал-губернатором. При нём в нашем городе появилось Порто-франко. Он же инициировал создание первой газеты, ботанического сада и Ришельевского лицея.

Он женился три раза. Его первой женой маркизой Девопадье был выражен отказ покидать Париж, когда супруг стал служить в русском государстве. Анастасии Трубецкой, его второй жене, не суждено было быть красивой, но она была невероятно богата, и по словам самого Ланжерона, он «сыграл свадьбу с деревом», под чем подразумевалась родословная супруги. Третьей женой, уже губернатора Ланжерона, стала Елизавета Бример, отцом которой был полковник. Она была младше своего мужа на тридцать шесть лет.

Хоть она была молодой и красивой, но она совсем была лишена дара хорошего собеседника и утонченного вкуса. У неё практически всегда было угрюмое выражение лица, а взглядом, казалось, она могла замораживать даже огонь. 

Разговоры она поддерживала с большой неохотой, и создавалось впечатление, что ей не нужна ни любовь, ни дружба. Современниками даже предпринимались попытки найти в её судьбе хоть какую-то интрижку, но любая сплетня была разбита её неприятным нравом и железной верностью супругу.

Зато разлука с любимым городом, которым была для неё Одесса, давалась ей невыносимо тяжело. Когда ее муж оказался в Сен-Жерменском поместье, она практически в первый день начала говорить о том, чтобы вернуться в любимую Одессу, и не могла успокоиться, пока не были начаты сборы в обратный путь. Ланжерону пришлось снова приехать в наш город, хотя он здесь уже не служил.

Когда муж скончался, Елизаветой было принято никуда не уезжать из Одессы. Но от тоски она начала сильно пить. Умереть ей суждено было на 74-том году жизни, а похоронили ее на территории Первого христианского кладбища. 

Об Ариадне Папудовой 

Личность Константина Папудова была в нашем городе очень известной. Он был первогильдийным купцом, и был занят в такой сфере, как хлебная торговля. На протяжении 1842-1845-тых он занимал пост одесского городского головы.

Купец женился дважды в своей жизни, — первый раз на гречанка, а второй — на Ариадне, которая также имела греческие корни. Она была красива и умна. Такое сочетание тогда, как впрочем и сейчас, среди женщин, является редкостью.

Она выходила замуж в двадцатилетнем возрасте, а её женихом оказался 47-летним мужчиной. 

Большая возрастная разница была причиной того, что Папудовым не принималось всерьёз то, что его супруга пользовалась большим мужским вниманием. К тому же её поведение всегда было безупречным.

Ариадной Евстратьевной было получено блестящее образование, она была наделена талантом пения и танцев, и ей было присуще чувство отменного вкуса. 

В нашем городе у неё в собственности был крупный светский салон, где проводились балы, состоящие из пятисот-семисот гостей. 

Во французской столице она устраивала концертные мероприятия, где она удивляла всех исполнением русских романсов и итальянских оперных арий. Эти концерты невероятно нравились французам.

Когда началась Крымская война, дела ее мужа были не так хороши, и ему пришлось уехать во французскую столицу. В местной опере Ариадна произвела огромное впечатление на барона Ротшильда, который в неё сильно влюбился. Когда ему стало известно, что дела её супруга очень плохи, он оказал ему помощь в деловых вопросах. А своей Ариадне решил подарить памятный подарок, — роскошный особняк, местом расположения которого были знаменитые Елисейские поля. Случился ли всё-таки между ними роман, — этого мы уже не узнаем, но подарок оказался очень кстати. 

Перед тем, как вернуться в наш город, Папудовыми было решено продать шикарное имение, а с собой взять лишь двери, материалом которых было красное дерево. Они были настоящим произведением искусства. Каждая из них была декорирована фарфоровыми медальонами, где были изображены «галантные сцены», изображенные известным французским художником.

О Варваре Казначеевой

Александра Казначеева все знали, как канцелярского правителя при графе Воронцовом. Он занимал пост Таврического губернатора. На протяжении 1848-1854-х возглавлял Одессу.

Он был любим современниками, которые считали его бескорыстным, добродушным и справедливым  человеком, радушным и гостеприимный хозяином. 

Накануне войны 1812-того Петербург свел его с будущей супругой, которой оказалась княжна Варвара Волконская.

Они были сверх неромантической парой. По воспоминаниям современников, Варвару Дмитриевна отличала чрезмерная полнота, кривобокость в сочетании с неприятным лицом. Но апогеем всего был ее неприятный нрав. 

Общество ее недолюбливало и побаивалось. Она бяла очень горда своими корнями, а вот к остальным дворянам относилась очень пренебрежительно. Она была вечно недовольной, зато козни у неё получалось строить в соответствии с лучшими традициями дворцовой интриги. 

Она очень плохо ладила с другими женщинами, но графиня Воронцова была исключением, — с ней она была угодливой и льстивой. Она мечтала о своем литературном салоне и организовывала встречи, к которым старалась привлекать и Пушкина, однако ним её «салоны» посещались с неохотой.

В деятельность супруга эта особа встревала с большой беспардонностью и часто за него даже умудрялась диктовать приказ. Но самое неприятное состояло в том, что за спиной супруга она занималась взяточничеством. Бывало, Казначеевым, который ничего не подозревал, подписывались распоряжение, за которое его супругой уже давно были получены средства.

Волконская была ненавистна всеми, — от Одессы до Москвы, зато её муж был очень уважаем и любим.

О Марии Маразли

Григория Маразли все знают, как самого «долгосрочного» одесского городского голову, он занимал этот пост на протяжении 17-ти лет. Он инициировал создание городского театра, первой конки, художественного музея и много другого.

Он до почтенных лет отличался свободным образом жизни, в котором всегда присутствовали женщины. Он обладал большим искусством ухаживаний. 

Жениться ему суждено было в 72-летнем возрасте, а его невесте было 45. 

Эта свадьба ознаменовалась страшным скандалом, — невеста была женой председателя местного суда по коммерческим делам, Павла Кича.

Маразли и его будущая жена познакомились во время домашнего спектакля, и уже скоро возникли слухи касательно их романтической связи. Кроме этого, после того, как они познакомились её муж стал активно продвигаться по карьерной лестнице, но имел ли к этому отношение Маразли, — неизвестно. 

Позже их отношения скрыть уже было невозможно, поэтому Павлом Кичем был дан супруге развод, а одесский городской голова повёл ее под венец.

Из Марии Фердинандовны получилась верная помощница супругу — на протяжении многих лет она состояла на посту заместительницы главы при Одесском отделении такой организации, как Российское общество по защите женщин, она помогала супругу возглавлять Общество по содействию воспитанию и защите детей от каких-либо жестоких обращений.

Когда ее муж умер, ей стало нелегко. В 1917-том она была выселена из семейного жилья. Через время она решила уехать в один из городов Греции, позже она оказалась во Франции, где она скончалась в 1945-том.

Об Анастасии Дерибас

Анастасии Соколовой суждено было стать супругой Дерибаса. 

Её биографии была достаточно запутанной. Екатерина Вторая проявляла к ней такую благосклонность, что в процессе родов решила исполнять при ней обязанности повитухи. 

Жена Дерибаса отличалась неуравновешенным характером, и по  словам современников, к неё нередко случались припадки. 

Когда она узнала о том, что у её супруга якобы роман с Императрицей, в её сердце затаилась обида, и она больше его не сопровождала во время поездок в наш город.

До преклонных лет она совершенно не была седой, а после её похорон написали, что она умерла в 89-летнем возрасте, но она была очень бодрой, живой и любила одеваться, как 50-летние щеголихи.

Фото: odessa-life.od.ua