Женщины у истоков одесской журналистики

8 марта уже давно позади, но вспоминать о деятельных женщинах, которые значительно повлияли на местную и мировую культуру, можно и без специальных дат. Они всегда привносят что-то, но большинство часто остаётся слепым к деяниям целой половины человечества, которую затмевает стереотипно сильная половина, из-за чего в итоге мы имеем ничтожно маленькие крупицы информации о творчестве и достижении многих талантливых и активных людей.

Итак, мы поговорим о том, какой вклад в одесскую журналистику (и не только) сделали именно женщины. Конечно, рассмотрим мы только некоторых из них, но в старых газетных архивах женские имена мелькают намного чаще, чем кажется. Далее на odessitka.

Софья Навроцкая — писательница и редактор

Очень часть женщины позиционируются просто как жёны выдающихся мужчин, а сам женский культурный вклад игнорируется или же упоминается кратко и намного реже. Такая же судьба не обошла интересную личность Софьи Навроцкой, но мы насобираем о ней всё, что возможно. 

Во-первых, эта деятельница культуры и журналистики была писательницей, но также принимала активное участие в работе редакции ещё в те времена, когда её главой был её муж — инициативный и добродетельный мужчина и меценат, Василий Навроцкий. Ещё при его главенстве в «Одесском листке» (который вышел в свет ещё в 1880 году) госпожа Навроцкая публиковала свои произведения, а именно на страницах газеты открылась ценителям литературы её пьеса «Брак».

Об активности в организационной деятельности госпожи Навроцкой свидетельствует вырезка из очередного номера, где сказано, что эта женщина всячески помогала своему мужу не только управлять изданием, но также поддерживала его и принимала участие в благотворительных акциях. Если муж заболевал или на какое-то время покидал Одессу, то супруга сразу же принимала главенство, несмотря на то что была главной неофициально. Плюс, именно она вела беллетристический отдел издания. Так что, когда Василий Навроцкий скончался, «Одесский листок» продолжил существовать под руководством его не менее талантливой и инициативной жены.

«Одесский листок» был достаточно прогрессивным изданием для тех времён, и политика у него была либеральная.

Спектр освещённых тем издания был очень широк: наравне с короткими телеграммами публиковались литературные произведения, региональные новости, глубокие аналитические статьи на политическую, экономическую и социальную проблематику, часто обговаривались проблемы крестьян, и, конечно, размещалась реклама (которая имела довольно забавную реализацию в те времена; особенно когда прямо рядом с рекламой шикарного коньяка или дорогого ресторана размещалось объявление о выходе нового слабительного средства).

В этом деле Софью поддерживала её подруга и коллега, Мария Гориянова, которая потом также стала управлять «Одесским листком» после ухода госпожи Навроцкой.

Точка зрения госпожи Навроцкой

Помимо всего вышеописанного, госпоже Навроцкой не была чужда борьба за человеческие права. Она не была равнодушной женщиной, а потому в своё время подписала обращение «К русскому народу. По поводу кровавого навета на евреев» в защиту еврейского населения от потенциальных погромов и травли из-за абсурдных слухов о том, что евреи отбирают жизнь христиан для дьявольских обрядов.

Уже в 1922 году одна из первых журналисток Одессы покинула этот мир. Она бы прожила и дольше и, вероятно, ещё больше разнообразила бы литературную и журналистскую жизнь Одессы, если бы не была расстреляна большевиками за отказ в сотрудничестве.

Вера Инбер — поэтесса, которая хорошо разбиралась в моде

Уроженка Одессы Вера Шпенцер вошла в историю журналистики именно как Вера Инбер (фамилия мужа). Она много путешествовала по миру, но часто возвращалась в родной город.

Первую публикацию талантливая поэтесса-журналистка сделала ещё в 1910 году, а со временем её материалы появлялись на страницах одесских изданий систематически: то это была поэзия (которую высоко оценивали критики), то это были модные записки прямиком из центра модной жизни — Парижа.

Какую-то часть своей жизни Вера Инбер провела в Москве, и очередную волну популярности ей принесла поэзия о смерти Ленина — «Пять ночей и дней». Также журналистка написала автобиографию «Место под солнцем».

Есть один загадочный сборник из-под её пера с названием «Переулок моего имени». Журналистка словно знала, что когда-то в честь неё действительно переименуют переулок.

Зинаида Озмидова (Неволина) — ответственная журналистка

В первую очередь для самой же себя госпожа Неволина считала себя журналисткой. Она активно работала в этой сфере, и её статьи и произведения можно было увидеть в ряде тогдашних изданий (в том числе и в вышеупомянутом «Одесском листке»).

Её муж, Михаил Озмидов, приобрёл издание «Новороссийский телеграф» в 1874 и, естественно, Зинаида Озмидова-Неволина также там работала наравне с другими талантливыми публицистами.

Газета поддерживала пророссийские взгляды и имела жёсткую редакционную политику, которая включала в себя антисемитизм, но при этом в издании публиковались интересные материалы об истории, этнографии и экономике, подкреплённые статистикой. Главенство в ведении газеты госпожа Неволина заняла уже в 1897 году после смерти мужа, но активно работала над газетой она и до этого.

Зинаида Неволина как писательница

Госпожа Неволина была одной из лучших писательниц Российской империи — буквально входила в тогдашний список топ-10. Из-под её пера под псевдонимом Зео на свет рождалась проза и поэзия, приправленная импрессионизмом, и некоторые выдуманные ею женские персонажи были далеки от стандартного представления женственности тех времён. Эти дамы в книгах госпожи Неволиной считали моральные рамки и совесть вздором и смело бежали за своим счастьем и страстью.

Также Зинаида Неволина основательно занималась драматургией, а наравне с этим писала сказки.

Боевая суфражистская газета

Если ранее мы говорили о конкретных личностях, то сейчас речь пойдёт о целой группе женщин, которые принесли в жизнь Одессы активизм за женские права. Борьба этих женщин заключалась не только в митингах, но и в просветительской деятельности — одним из их печатных продуктов была газета «Дорогу женщине!» (1912 год), в которой издательницы, наперекор страху быть исключёнными из общества за своего нежелания играть роль домашних рабынь и прилежных накрахмаленных жёнушек, по полочкам объясняли, что не так с токсичной женоненавистнической культурой.

Одной из главных тем этого издания была социальная проблематика с точки зрения восприятия женщин общественностью: активистки выступали против того, чтобы целую половину человечества считали украшением, роскошным предметом мебели и усладой для глаз, основная цель которой — это просто радовать мужчин своей яркой обёрткой, под которой не обязательно видеть душу.

Газета имела серьёзное влияние, как и в целом движение. Если в 1914 году на митинг явилось всего триста женщин, то спустя год их стало в десять раз больше, и когда их пытались разогнать, они дали понять, что никакой они не слабый пол, и если вы хотите боя, то будет вам бой. Естественно, женщины приходили безоружными, так что в итоге их удавалось разогнать, но не только руками, а и словами женщины доказывали свою правоту, смело критикуя на страницах своего издания политиков, женоненавистников и токсичных традиционалистов, а также тех, кто поддерживал негласное женское рабство, манипулируя понятиями красоты, женственности и морали.