Любимая «тётя Сима» Одессы : Ирина Токарчук

Ирину Токарчук можно отнести к тому числу актрис, увидев которых однажды, уже не забудешь никогда. Яркая, талантливая, жизнерадостная, добрая, мудрая, настоящая, и такая одесская. Все это о нашей любимой и уважаемой актрисе, которая 25-го января 2021-ого внезапно ушла от нас. Своей неожиданностью и быстротой, эта новость повергла в огромный шок всех одесситов, пишет https://odessitka.info.

Она была настолько «своей», что казалось, будто она всегда будет с нами и никогда от нас не уйдёт…

Мы всегда будем помнить ее колоритные образы в фильмах и спектаклях и гордиться, что жили с ней в одно время. Потому что таких, как она больше нет.

Она настолько любила свой город, что, имея все шансы уехать, чтобы реализовать себя и сыграть роль своей мечты, все равно не сделала этого,-любовь к Одессе оказалась сильнее. 

Ирина была уникальной женщиной, которая настолько любила людей, что, кажется, у неё не было и не могло быть врагов и недоброжелателей. Каждый, кто встречал ее на своём жизненном пути, говорят о том, что с ней было невероятно легко, просто и ненавязчиво, а ещё ей было очень важно знать и чувствовать, что она нужна. Она всегда была открытой для новых знакомств и встреч, что также сохраняло в ней легкий оттенок какой-то детской непосредственности, чистоты и открытости.

Об этой неповторимой женщине, настоящей одесситке, которую в Одессе многие нежно называли Симой мы расскажем в нашем сегодняшнем материале с ссылкой на bulvar.com.ua .

Предыстория

Бывает, что актер сыграет роль один раз, а потом она всю жизнь, словно тень преследует его… И ни другие амплуа, ни новые роли не могут стереть из сознания людей полюбившегося персонажа, именем которого преданные зрители называют и самого актёра.

Что-то подобное происходило и со знаменитой одесской актрисой, Ириной Токарчук. Она активно снималась в кино, играла в театре, но после выхода на экраны программы «Джентльмен-шоу», зрители называли ее только Симой.

Тётя Сима-образ собирательный

Как говорила сама Ирина, стоит только пройтись по Одессе и сразу можно встретить огромное количество женщин, которые, разговаривают, ходят и одеваются, как Сима. И несмотря на то, что персонаж Ирины представлялся зрителям довольно бойкой, властной и умеющей за себя постоять, женщиной, одесситки неоднократно признавались актрисе, что ее Симу особенно любят их мужья.

Сама актриса долго думала над логикой мужчин в отношении ее персонажа, и пришла к выводу, что, видимо, мужчинам нравилось наблюдать, как от властной жены «попадает» Яше, а не им. 

А в отношении того, почему же одесситам там нравится папа Симы и Яши, актриса предполагала, что все дело в оптимизме и лёгком подходе ко всем проблемным вопросам.

Женщина и исключительно мужской коллектив

По словам Ирины, она попала в компанию одесских джентльменов совершенно случайно. Она была на съёмках какой-то программы, и ее пригласили. 

В самом начале, в чисто мужском коллективе, Ирина исполняла роль  дворничихи, дамы легкого поведения и банковской кассирши.  А потом Олег Филимонов предложил создавать сценарии и для Ирины.

Была Ирой, стала Симой

Как говорила Ирина, Симой ее называли даже члены семьи, поэтому актриса уже и не напоминала, что вообще-то ее зовут Ирой. 

Ирина шутила, что у неё создаётся впечатление, что когда она умрёт, на ее могиле появится надпись о том, что ее звали Сима.

Даже знакомые Ирины, которые однажды пришли на ее спектакль, а после зашли к ней в гримерную сказали, что не узнали ее и первые тридцать минут спектакля ждали, когда же на сцене появится Сима, и только потом сообразили, что Ирина уже давно играет. 

Яша-сугубо творческий муж

С актером Яковом Гоппом (который исполнил роль экранного мужа Симы) актриса очень дружила и состояла в прекрасных отношениях с ним и его семьёй.

Ирина говорила, что многие думают, что они с Яшей супруги не только на экране, но и в жизни. И когда актёры признались, что у каждого из них есть свои, неэкранные, семьи, то многие зрители очень разочаровались.

Вообще, по словам Ирины, в «Джентльменах» семейная пара не предполагалась. Авторы и сценаристы долго занимались сочинением совместной жизни Яши и Симы. 

Зато потом актеры с одного взгляда понимали друг друга на сцене. 

К слову, Ирина очень дружила и с женой Якова Гоппа, Татьяной.

Правда, ей сначала не нравилось, что ее мужа на экране постоянно бьют по голове и зовут идиотом, но потом она перестала обращать на это внимание и привыкла.

История легендарного парика

Ирина рассказывала, что Яшин парик, который использовался в театральных постановках, сделали сама Ирина вместе с супругой Якова Гоппа, Татьяной.

Актриса обнаружила у себя дома странный женский парик, над которым и принято было решение проводить различные манипуляции. Дело в том, что парик был седого цвета и его нужно было покрасить.

По словам актрисы, эта задача оказалась очень непростой. Обычными красками, хной, чернилами и даже марганцовкой достичь нужного эффекта не удавалось. Тогда женщины стали пробовать народный метод-луком. После чего парик был подвергнут стрижке. И когда он наконец высох, то стал очень жёстким и «осевшим». Но он стал настоящей визитной карточкой персонажа Якова.

Съёмки в одесской коммуналке

Ирина рассказывала, что съёмки проходили в настоящей одесской коммуналке, только за весь период съёмок их было несколько. Потому что съёмочный процесс приносит немало неудобств, а в коммуналке у людей все чётко расписано и распределено, даже график уборки и посещение душевой. 

Но люди настолько прониклись и верили персонажам, что к Ирине не раз обращались одесские бабушки с просьбой пожить у них в коммуналке, чтобы навести там порядок.

Шпагат, как особый сюрприз для зрителя

Исполнение шпагата, причем поперечного и продольного, было особенной визитной карточкой Ирины.

Заранее предвкушая реакцию зрителей, актриса делала это неспеша, стараясь растянуть удовольствие зала. Как правило, подобного зрелища публика не ожидала и всегда была по-хорошему шокирована увиденным.

Учеба и жизнь в Москве

Ирина, в течение шести лет долго работала над тем, чтобы добраться до Москвы. Для этого актрисе приходилось работать на фабрике в качестве ткачихи, заведующей колхозным клубом. И все это для того, чтобы получить прописку.

Ирина окончила ГИТИС с, так называемым, свободным дипломом. Она стала осваивать профессию прядильщицы на знаменитом Морозовском комбинате в Орехово-Зуево. На сцену местного театра, который является МХАТовской копией, актриса выходила по вечерам, а утром работала на фабрике.

Жила в то время Ирина в общежитии.

Но уже в скором времени Ирине все это наскучило и она поехала в деревню, хотя ранее в деревенских условиях актриса никогда не жила. 

Ирина занималась чтением лекций для доярок, организацией концертов для комбайнеров. В то время как они обедали, дети, которые не одну неделю готовили с Ириной свои выступления, перед ними «выступали». Детей на любом моменте рабочие могли остановить, потому что им нужно было идти работать, а не концерты смотреть.

В это же время Ирина была задействована в городском театре, и договаривалась, чтобы вечером после репетиций её привёз в деревню развозчик молока.

Все эти сложности актриса выносила для того, чтобы получить эту злосчастную московскую прописку и остаться там работать. Но осуществиться этому, видимо, было не суждено, потому что Ирина все время чувствовала себя «не в своей тарелке» и решила вернуться в родную Одессу.

Одесситки, как особенный вид женщин

Ирина полностью разделяла эту точку зрения и говорила, что вся суть и природа одесситки передаётся вместе с материнским молоком.

Сама Ирина была яркой представительницей настоящих одесситок. Она росла в исконно одесском дворе, в котором было принято разговаривать через окна.

Ирина вспоминала, что она никогда не выходила из квартиры, для того, чтобы дать понять брату, что надо идти домой. Актриса просто кричала на весь двор: «Юра, мама зовет домой кушать».

По мнению Ирины, одессит является тем человеком, смеется даже тогда, когда ему очень плохо. Он даже умереть должен непременно с улыбкой. В отношении последнего, Ирина часто приводила в пример своего отца, вспоминая, как он потерял сознание, и когда его стали приводить в чувства с помощью нашатырного спирта, он стал интересоваться, можно ли выпить.

Роль некрасивой Джульетты

Ирина рассказывала, что сильно волновалась перед исполнением роли Джульетты в постановке Бориса Барского. Ведь в женщине заложено желание быть красивой. А в спектакле актрисе нужно было играть уродливую дуру. Поэтому актрисе пришлось долго вести с собой внутреннюю борьбу.

По мнению Ирины, жанр клоунской драматургии является большой редкостью, а клоунада на грани вымирания. 

Актриса признавалась, что ей дался очень нелегко процесс вхождения в клоунскую атмосферу. Но Ирина соглашалась, что во всем этом есть невероятная свобода,-делать все, что тебе захочется, отпустив все зажатости и комплексы.

Школа «пышных» моделей

Когда в жизни Ирины был «безработный», началось активное появление модельных агентств. И друзья актрисы подали ей идею о создании подобного своего проекта.

Так Ирина и додумалась до основания школы «пышных» моделей. Ведь кто сказал, что большие женщины не прекрасны?!

Ирина занялась разработкой своей методики, ею были приглашены лучшие специалисты, чтобы они проводили лекционные занятия для моделей. 

Ирина организовала все, как в добротной школе моделей,- уроки по визажу, этикету, психологии… Даже балетмейстеры! 

Ирина, чтобы отучить женщин от стеснения своего тела, организовала им фотосъёмку у знаменитого фотографа.

Кроме того, ради своих учениц Ирина также стала принимать участие в «обнаженных фотосессиях». 

Когда женщины увидели, что актриса не боится раздеться, это стало лучшей мотивацией забыть о своих комплексах.

Актриса работала с «пышками» на протяжении трёх лет. И организовывала для них шоу, после которых даже худышки просили Ирину принять их в коллектив, обещая специально для этого поправиться.

Искусство требует жертв

Ирина принесла себя и свою личную жизнь в жертву театру и искусству. Что, вероятно, и послужило причиной того, что у неё не было своей собственной семьи. 

Ирина рассказывала, что примером настоящего мужчины всегда был для неё ее отец. Всю его жизнь он думал об Ирине и ее маме, чтобы его любимые девочки лишний раз не напрягали себя. А в доме всегда был аромат свежих цветов. И это при том, что отец Ирины был сиротой и воспитанником детского дома…

Вот такой была наша одесская «тётя Сима»,-красивой, талантливой, успешной и бесконечно любимой.

Она была истинной одесситкой, которая гордилась своим происхождением и старалась привить любовь ко всему одесскому и остальным. И кажется, у неё это получалось само собой, без особого старания и воли самой Ирины.

Ведь она относилась к тому виду » исчезающих» одесситов, которые видели и знают настоящую Одессу, с её традициями, историями, блюдами, людьми и неповторимым одесским языком. 

Но, в то же время, несмотря на то, что очень многие стараются научиться и перенять секрет одесских манер, языка, мировоззрения, юмора и образа жизни, как говорила сама Ирина, даже при огромных усилиях и стараниям, они все равно так не смогут, потому что этому невозможно научиться,- для этого здесь нужно быть рожденным. 

Простота и доступность Ирины также выдавали в ней ее одесское происхождение, ведь будучи известной и узнаваемой личностью, она всегда была очень близка к народу и не стеснялась выслушать мнение зрителя о ее роли или персонаже, а одесситы считали ее «своей» и невероятно родной.

Ее часто приглашали исполнять роли одесситок, с которыми она блестяще справлялась, при этом огромных усилий для вхождения в роль Ирине прилагать не приходилось. Ведь она играла саму себя,-коренную одесситку с огромной доброй душой. 

Сейчас, когда ее уже нет с нами, мы продолжаем любить ее и верить, что где-то там, далеко-далеко она видит, что мы помним её и очень скучаем, а значит, выбор в пользу зрителя и искусства был сделан не зря…