Александра Россет-Смирнова — очаровательная одесситка с незаурядным умом

6 марта 1809 года, в семье принявшего российское подданство француза, О. И. Россетти, родилась девочка. Никто не мог и вообразить, какая роль в культурной жизни России отведена очаровательной малышке, названной Александрой. 

Девочке едва исполнилось 5 лет, когда, от свирепствовавшей в те времена чумы, умер ее отец. Мама довольно скоро опять вышла замуж, избранником ее стал полковник И. К. Арнольди. Сашеньку же, вместе с 4 братьями, отдали на воспитание бабушки — Екатерины Евсеевны Цициановой. Детство ребята провели в небольшом имении близ Николаева. 

На учебу Александра Россет отправилась в Петербург — в Екатерининский институт благородных девиц. Окончив обучение в 17 лет, она становится фрейлиной при дворе императрицы. Больше на сайте odessitka.info.

Черноокая Donna Sol 

Александра обладала живым, гибким умом. Она изучала греческий язык, читала книги по философии и религии, но не забывала и о светской жизни. Ведь она была молодой девушкой, чья природная красота, кокетство и острые шутки, привлекали всех без исключения представителей сильного пола. 

«Донна Соль», как прозвали ее в кругу друзей, не отличалась целомудрием даже в самые юные года, что совершенно не смущало ни ее, ни ее круг общения. Девушка тонко чувствовала русскую поэзию, верно понимала настроение автора. Она увлекала окружающих своей живостью, впечатлительностью, но в то же время неординарной мудростью и аристократичностью манер.

Ее дочь, Ольга, рассказывая о матери, писала: «Мать моя была брюнетка с классическими чертами, с чудесными, очень черными глазами; эти глаза то становились задумчивыми, то вспыхивали огнем, то смотрели смело, серьезно, почти сурово. Многие признавались мне, что она смущала их своими глазами, своим прямым, проницательным взглядом. У нее были очаровательные черные, со стальным оттенком, волосы, необыкновенно тонкие. Она была отлично сложена, но не с модной точки зрения (она не носила корсетов, причесывалась почти всегда очень просто и ненавидела тряпки и драгоценные украшения), а с классической. У нее было сложение статуи: ноги, форма головы, руки, профиль, непринужденные движения, походка – все было классическое».

К юной красавице все время сватались успешные, именитые мужчины. Правда, все как один, были намного старше нее. Девушка же, имея огромное количество поклонников, все никак не могла встретила того, кто стал бы ее сердечным другом. 

Василий Жуковский, которому в то время было уже 46 лет, получил отказ от девятнадцатилетней Александры. Но все равно на долгие годы остался ее верным другом. 

Когда к ней пришел свататься Аксаков, она не только отказала ему, но и показала письма от венценосных особ, которые носили весьма интимный характер, чем разом охладила пыл влюбленного молодого человека.

Матримониальные предложения

Россети исполнилось 18 лет, когда в нее влюбился князь Сергей Голицын. Приехав к ней в гости и наблюдая, как фрейлина, смеясь, примеряет его орденскую ленту, князь вдруг предложил: «Выходите за меня замуж, получите орден Святой Екатерины». На минуточку, высший орден, который в Российской империи мог быть выдан женщинам, дававший пожизненные привилегии.

Голицын был богат, брак с ним сулил Александре беззаботную жизнь, к тому же он мог помочь четверым младшим братьям девочки, успевшим к тому времени наделать кучу долгов. Россет дала согласие на брак и началась подготовка к свадьбе. Во всем этом переполохе не учли маленькую, едва ли важную деталь. Голицын состоял в браке. 

С женой, Евдокией Голицыной, они не жили под одной крышей уже лет 30. Однако развода она не дала, сказав, что долг платежом красен. Когда-то в молодости Сергей Михайлович не дал развода ей. Женщина все это высказала мужу в лицо, подчеркнув, что никогда не любила его и теперь с удовольствием разобьет матримониальные планы престарелого ловеласа.

В июле 1832 года состоялась помолвка Александры Иосифовны и близкого друга А. Пушкина — Николая Смирнова. Девушка не испытывала к жениху ничего, кроме дружеских чувств. Однако шесть тысяч душ и перспективная должность будущего мужа, убедили ее принять предложение руки и сердца. Свадьба состоялась в январе 1832 года.

Россетти и Пушкин

Александр Сергеевич был знаком с Сашенькой еще с одесских времен 1823 года. Потом они виделись на танцах, балах в общих компаниях. Они часто бывали друг у друга в гостях, поэт узнавал через Александру о впечатлениях, производимых своими произведениями на  Николая I. Их отношения начали обростать сплетнями так, что Александру Сергеевичу пришлось оправдываться перед супругой, обвинившей его в чрезвычайном увлечении черноглазой красавицей.

В марте 1835 года чета Смирновых выехали за границу: Михаил Юрьевич служил в русском посольстве Франции. Там же пара узнала о трагической смерти Пушкина.

Наследники четы Смирновых

Первая беременность случилась у Александры еще в России, но закончилась рождением мертвого ребенка. В 1834 году чета стала родителями девочек-близнецов: Ольги и Александры. Маленькая Саша прожила всего три года. Ольга же, хоть видела маму нечасто, выросла очень похожей на нее характером. З несколько лет у Смирновых было уже четверо детей.

Дом Смирновых всегда был открыт для друзей

В 1938-1941 годах Россетти-Смирнова дружила с Михаилом Юрьевичем Лермонтовым, который не на шутку увлекся роковой красавицей. Он посвящал ей стихи:

В просторечии невежды

Короче знать вас я желал,

Но эти сладкие надежды

Теперь я вовсе потерял.

Без вас — хочу сказать вам много,

При вас — я слушать вас хочу,

Но молча вы глядите строго,

И я, в смущении, молчу!

Что делать? — речью безыскусной

Ваш ум занять мне не дано…

Все это было бы смешно,

Когда бы не было так грустно.

В Париже Александра Иосифовна познакомилась и подружилась с Николаем Гоголем, в котором увидела родственную душу. Писатель говорил о ней следующее: «Это перл всех русских женщин, каких мне случалось знать…».

В альбоме, подаренным Пушкиным, Александра Смирнова-Россет, писала свои мемуары. «Исторические записки И.О» — было выведено на нем рукой поэта. Многие записи ее были утеряны, но в том, что дошло до наших дней, есть рассуждения о Пушкине: «Ни в ком не было такого ребяческого благодушия, как в Жуковском. Но никого не знала я умнее Пушкина. Ни Жуковский, ни князь Вяземский спорить с ним не могли — бывало, забьет их совершенно».

Умерла Александра Иосифовна в возрасте 73 лет в Париже. Завещала она перевезти свой прах в Москву, что и было выполнено.