Евгения Лапчинская: учитель, директор, избранница народа

Array

Шел четвертый месяц весны 1944 года. Одесса, едва освобожденная от фашистских захватчиков, приступила к возрождению хозяйства. Восстанавливать пришлось многое: жилые дома, вокзал, школы. Уже в первые часы после освобождение руководство города задумалось над тем, что в те дни и часы за школьными партами должны сидеть дети! К сожалению, маленьких одесситов осталось намного меньше того количества, которое было до войны. Многие из них, лишенные родительской заботы, слонялись по городу в поисках элементарного пропитания и ночлега. Их местом жительства были подвалы, канавы, разбитые дома. Больше на odessitka.info.

Апрель 1944-го: школы Одессы вернулись к жизни

Несмотря на то, что до конца учебного года, который 11 апреля 1944 года едва начинался, оставались считанные недели, в городе открылись школы.

Кадров не хватало: многие учителя не вернулись из эвакуации, кто-то умер от голода и холода в самой Одессе, кто-то погиб на фронте. В это тяжелое время основные заботы по приведению в порядок сети школ и внешкольных культурно-образовательных учреждений легли на женщин. Одной из них стала педагог Евгения Леонтьевна Лапчинская. 

В архиве УВК № 90 Одессы сохранилась книга приказов № 1, а самый первый из подобных документов датирован 10.07.1944 г. В документе сказано, что первым директором послевоенной школы № 90 (в те годы учебно-воспитательный комплекс носил более привычное название), назначается Евгения Леонтьевна Лапчинская. Там же стоит подпись директора, которой подтверждается факт начала выполнения обязанностей директора. До этого Евгения Леонтьевна в течении непродолжительного времени — с 15 июня 1944 года — была директором школы № 3.

Евгения Леонтьевна была опытным педагогом и руководителем. В 1918‑1919 годах она была заведующей начальной школы села Грушевки Ананьевского уезда. Проработав несколько лет учителем химии, она снова стала у штурвала школы. 

В августе 1933 года ее назначили директором одесской школы № 4 (работала на ул. Троицкой, 49). В годы войны, находясь в эвакуации, Евгения Леонтьевна руководила учебными заведениями в Воронежской, Саратовской областях, в Средней Азии. Она была одним из первых учителей, которые вернулись в родной город после его освобождения.

О Евгении Леонтьевне всегда говорили только в положительных тонах. Благодаря ей, школа для многих стала родным домом, а для кого-то — в непосредственном смысле этого понятия. Для директора школы это тоже была вторая обитель. 

Помещение школы всегда сияло чистотой и отличалось уютом. Вдоль лестницы бережно расставлялись вазоны с цветами, за которыми Евгения Леонтьевна следила сама. Достаточно строго директриса относилась ко внешнему виду воспитанниц (в те годы в школе учились только девочки): никакой косметики, никаких украшений. Строгий вид при этом неизменно сопровождали белые банты.

Признание на самом высоком уровне

19 мая 1949 года на страницах печатной прессы появилась короткая заметка о том, что в зале заседаний Одесского областного совета депутатов прошло вручение орденов и медалей значительной группе учителей г. Одессы, награжденных за «долголетнюю безупречную работу в школе”. Награды государства получили 66 педагогических работников, двенадцать из которых были награждены орденом Ленина — высшей награды Союза ССР. Это были 7 директоров школ, 1 заместитель директора, 1 инспектор районо и трое учителей. В списке кавалеров высокой награды читатели увидели имя Е.Л. Лапчинской. Так были оценены ее профессиональные заслуги, беспокойство о проблемах и нуждах каждого члена педколлектива, каждой ученицы. Человеческое отношение к людям, умноженное на профессионализм, позволили стать Е. Л. Лапчинской депутатом.

Директор школы № 90 Евгения Лапчинская “выросла” от депутата Сталинского района до депутата Областного Совета. Живя в коммунальной квартире в очень стесненных условиях, депутат Лапчинская добивалась того, чтобы свои жилищные условия поправляли учителя школ. Свою депутатскую власть она использовала для того, чтобы строительные управления вовремя перекрывали крыши школ, чтобы финансовое управление обеспечивало деньгами эти работы, чтобы в группах продленного дня были стационарные кровати, а не раскладушки, принесенные родителями.

В должности директора Евгения Леонтьевна прослужила до конца 50-х годов, достигнув предельного для этой должности возраста. Вместе с тем, она продолжала работать с теми, кто потом стал химиками и врачами или учителями школы, как она сама. 

Фото из архива УВК № 90